atrizno (atrizno) wrote,
atrizno
atrizno

Недетский пейсатель

Оригинал взят у mamlas в Недетский пейсатель

От Чебурашки до Навального
Как писатель Эдуард Успенский стал «оранжевым»

«Страна разделилась на 10 процентов умных и на 90 процентов идиотов, - сказал известный детский писатель Эдуард Успенский в эфире телеканала «Дождь». - Я считаю, что я отношусь к десяти умным, потому что вся эта история с Крымом – она безобразная». ©
~~~~~~~~~~~


В каком смысле? В простом. «Одни люди считают, что правильно, Крым наш, возьмем и будем хорошо жить, - развил писатель свою мысль. - Другие считают, что да, Крым наш, но брать его нельзя, надо договариваться, надо искать какие-то пути и не заводить туда зеленых тараканчиков. Вот и все, после этого все началось, одни – туда, другие – сюда. Но так как тех, кто за «Крым наш» больше, еще их можно подогреть, то те 10 процентов, которые против этого, можно запросто снести с карты России».

В отличие от многих либералов, популярность которых непомерно раздута ими самими и «сочувствующими» средствами массовой информации, Э. Успенский – автор действительно известных произведений. Кто не знает крокодила Гену и Чебурашку, кота Матроскина и дядю Федора, ну кому не нравится милая песенка «Голубой вагон»? Успенский, если кто помнит, входил в команду, создавшую «Спокойной ночи, малыши!»… В 2010 году ему была присуждена премия имени Корнея Чуковского, учрежденная для детских писателей, в главной номинации «За выдающиеся творческие достижения в отечественной детской литературе».

Так что же, теперь, искренние почитатели творчества писателя им же самим зачислены в идиоты? Грустно.

Пока Э. Успенский писал исключительно для детей, его политические симпатии и антипатии заметны не были. Но потом он взялся за историю России, выпустив в 2007 году книгу «Лжедмитрий второй, настоящий».

«Он преобразовывал армию по римскому образцу и собирался создать в Москве университет, - так он живописует «тушинского вора». - Все это было не по нутру тогдашним реакционерам. А такими была заполнена вся Россия. Дмитрий был обречен…».

Учите, школьники, «правильную историю»! А дети помладше – читайте про Чебурашку.

Выяснилось, правда, что Э. Успенский не сам придумал имя своему популярнейшему герою - к такому выводу пришли ульяновские краеведы. По их сведениям, писатель позаимствовал имя этого персонажа у исконно волжской игрушки. «Еще в первой половине XIX века Владимир Даль записал в словаре слово «чебурашка», это название пришло из бурлацкой терминологии, - пояснил краевед региона Сергей Петров. - Раньше так именовали непотопляемый шар на конце бурлацкой бечевы, а также круглый поплавок невода. Впоследствии он стал деталью игрушки типа неваляшки. Их и называли чебурашками». По мнению краеведа, название не соответствует действительности, «это то же самое, что обозвать зайца колобком».

Впрочем, Э. Успенский честно признал заимствование: «А я и не отрицаю, что «чебурашка» - чисто волжское слово! Но давно позабытое. Этакое местное наречие, широко применявшееся в Нижнем Новгороде, описанное в словаре Даля. И я о нем первый вспомнил. Разве плохо, что я это слово вернул?».

Конечно, хорошо. А затем писатель зарегистрировал «Чебурашку» как товарный бренд, исправно получал и получает деньги за его использование. За него он даже судился в девяностые годы с фабрикой «Красный октябрь», которая, как заявил Э. Успенский, незаконно использовала название «Чебурашка» при производстве конфет. Правда, сладости выпускались еще с семидесятых годов, но тогда с «брендами», как и во времена Даля, было туго. Поначалу кондитеры отвергли претензии, затем пришлось им свою продукцию переименовать.

Судился Э. Успенский и с японской компанией, выпускавшей вещи с изображением Чебурашки, после чего стал получать отчисления от каждого проданного предмета

Судился за Чебурашку в США…

И опять же – ничего личного, как говорят. Бизнес, не более того.

Строго судит он и своих коллег. Писатель Анатолий Алексин, по его словам, «большой мерзавец и негодяй». К тому же «издавал в год до 16 книг своего барахла». Не более высокого мнения он и о Сергее Михалкове: назвав его «довольно средним детским писателем», Э. Успенский выступил против присвоения единоличным решением министерства культуры Российской государственной детской библиотеке имени автора «Дяди Степы». «Совершенно дутое произведение, - так он оценил стихи о милиционере. - Оно живо только потому, что каждый год его издавали сумасшедшими тиражами». Агния Барто, сказал писатель, «могла быть популярной только в стране полуграмотных людей».

В общем, полная противоположность одного из персонажей Э. Успенского - Печкина. Почтальон объяснял, что он был злым по причине отсутствия у него велосипеда. У автора «Чебурашки» всегда была симпания наших детей. Злость появилась позже.

И вот сегодня он объясняет: «Но телевидение, такое количество помоев, которые вылились на Обаму и на Киев, вообще немыслимое, в каждый день по 4-5 программ, где долбят. А люди же смотрят, особенно провинция, они верят этому».

Теперь, как принято говорить, о своих творческих планах. «Знаете, я написал книжку одну, она называется «Оранжик», - рассказывает Э. Успенский журналисту. - Эта книжка о мальчике, прирожденном сопротивленце, такой молодой Навальный.

Он с детских лет бунтует, в детском возрасте он вывел два детских сада на Красную площадь в знак протеста. Когда он становится взрослее, он попадает в Суворовское училище, и там надо дать присягу.

Все читают присягу, он читает и говорит: «Я готов защищать родину, готов защищать оружие». Там написано: «Готов отдать жизнь», он говорит: «А я не готов отдать жизнь». Говорят: «Ну как так? Все готовы отдать жизнь, а ты не готов». Он говорит: «Я не готов, я не хочу». «Ради страны, у нас такая страна, в ней так много полей, лесов и рек». «Меня убьют. Зачем мне эти поля, лес и реки? Я готов идти защищать, но жизнь не отдам». «Ну, в других во всех странах подписывают такую присягу». «Неправда, в израильской армии написано, если опасность уважительная, он может сложить оружие, в немецкой армии то же самое. Я готов воевать, а это не подпишу». Когда будет больше таких людей, которые мыслят, а не просто подписывают бумаги…».

Кто хочет, пусть называет нынешнее кредо писателя «запоздалым прозрением». Словами того же почтальона Печкина: «Я может, только жить начинаю».

Эдуард Николаевич причисляет себя к названным им «десяти процентам». Ну а я отношу себя к «девяноста процентам» - тем, для кого возвращение Крыма в состав России стало праздником. Думаю только, писатель плохо считал. Таких – не девяносто, а девяносто девять процентов.
Андрей Соколов
Специально для «Столетия», 15 октября 2014

Tags: НЕ все так однозначно, Пятая колонна, элита
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments